164260 Архангельская область п. Плесецк, ул. Ленина, 33. Тел/Факс: 8(81832) 7-70-10, эл.почта moples@bk.ru
Версия для слабовидящих
Официальный сайт муниципального образования
"Плесецкий муниципальный район"
Архангельская область

Телефон доверия по вопросам противодействия коррупции

Контрольно-счётная комиссия муниципального образования «Плесецкий муниципальный район»

Плесецкая ТИК

Государственные услуги

 
 
 
 
Охрана труда
 
Налоговая инспекция
 
ГБУ СОН АО Плесецкий КЦСО Служба спасения 112
Справочник документов
Проект «Дорожная инспекция ОНФ/Карта убитых дорог»

Самые актуальные вопросы о жизни в регионе

Интерактивная карта свалок

Генеральная уборка

Единая информационная система в сфере закупок

Главная » 75 победа!

75 победа!

 

 

Российское военно-историческое общество совместно с Российским государственным архивом кинофотодокументов (РГАКФД); РОСФОТО; Мультимедиа Арт Музеем, Москва; Российскимфондом культуры и Музеем Победы представляют проект «Образы войны» на основе уникальных фотографий времен Великой Отечественной войны.

Проект «Образы войны» приурочен к 75-летию Великой Победы и призван донести до широкой аудитории свидетельства беспримерного подвига советского народа, отстоявшего свободу и независимость Родины.

  

 Год памяти и славы. Его временные рамки весьма условны: у подвига поколения Победителей и благодарной памяти их потомков нет и не может быть срока давности, меры, границ.

Самоотверженность, стойкость, неподдельная любовь к Родине фронтовиков и тружеников тыла – определили исход самой страшной войны в истории человечества и спасли народы планеты от истребления, рабства, уничтожения национальной и культурной идентичности. И сама наша жизнь, жизнь наших детей, внуков, всех, кто ещё только родится на этой земле – прямая заслуга людей, подаривших миру Великую Победу.

 

75 победа!

75 лет Победе в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.

 

Война нас гнула и косила…

Пришел конец и ей самой!

Но до Победы требовалось выстоять 4 лихолетья …,

унесших навсегда четвертую часть жителей района

В начале северного лета 1941 года жизнь в Плесецком и Приозерном районах Архангельской области была в самом разгаре. Ждали тепла, чтобы вырастить урожай, выгулять на воле скот, заготовить на зиму корма, собрать в лесах грибы и ягоды, запасти новый инвентарь. Молодые мечтали об осенних (после уборки урожая) свадьбах, выпускники строили планы на будущее … Местные Советы спешно решали насущные вопросы дальнейшего освоения переселенческого фонда, проведения летних лесозаготовок, утверждения балансов рабочей и гужевой силы (в том числе для лесохимического производства), приходо-расходных смет и увеличения кормовой базы колхозов, развития лесопромысловой кооперации, молодой местной промышленности, подсобных хозяйств организаций и предприятий, борьбы с бездорожьем. Надёжные дороги требовались для вывоза продуктов на рынки, обязательных поставок государству, завоза промтоваров. Ремонт дорог поручался предприятиям, а также колхозам – с созданием постоянных дорожных бригад. В целях сохранности дорожного полотна пытались «запретить движение тракторов и грузовиков по центральным улицам райцентра». Систематически подводились итоги исполнения бюджета, использования средств самообложения, капитальных вложений, а также противопожарных мероприятий и благоустройства (в частности, запрещалось «содержание в жилых домах мелкого скота и свиней»). Велось строительство нескольких школ, медпунктов, жилья. Планировалось сдать в эксплуатацию: в июле 1941-го – двухэтажное деревянное здание Плесецкой средней школы на 500 мест (вопрос стоял за кирпичом для кладки печей), к 01 сентября – другие школьные новостройки. Организовывались пионерские лагеря, работа на пришкольных участках. В «больничном городке» Плесецка поднимались здания женской и детской консультаций.

Великая Отечественная всё поменяла, нарушила привычный ритм жизни. Планы пришлось перестраивать во имя Победы. Почти третья часть самых сильных и работоспособных была призвана в действующую армию. Фронтом стал и тыл, только на нем сражались женщины, старики, дети и инвалиды, оставшиеся взамен кормильцев, призванных на передовую. Жизнь сдвинулась не на годы, на десятилетия...

Во исполнение Указа ПВС СССР от 22 июня 1941 года в районах сразу было введено военное положение, суть которого постоянно доводилась до населения. Ставилась задача в суточный срок проверить состояние охраны промышленных предприятий, лесных бирж, мостов, электростанций, водокачек, скотных дворов и складов, противопожарной охраны всех коммунальных и частных построек, водоёмов. Требовалось обеспечить светомаскировку, строительство и ремонт подъездных путей. Районным советам «Осоавиахима» совместно с дружинниками – создать дегазационные и противопожарные команды. Силами добровольцев во внерабочее время – соорудить бомбоубежища. Подстроить под режим организаций часы работы: предприятий торговли и общепита, бань и парикмахерских – до 22 часов, учреждений культуры – до 23 часов. Райисполкомы своими решениями подтвердили достоверность границ своих территорий, нанесенных на карту ГУГК при СНК СССР по «смежеству с соседними районами Архангельской области».

Первой необходимостью стали поставки государству сырья для промышленности; транспорта автомобильного и гужевого (лошадей, телег и саней с упряжью), обмундирования и обуви, зерна, овощей, масла и мяса для Рабоче-Крестьянской Красной армии (РККА). Кроме того, надо было участвовать в создании народного фонда обороны страны: уже в 1941-м земляки в продовольственный фонд собрали свыше 5 тонн мяса, 8 тонн овощей, а также масла, зерна и др. сельхозпродуктов; сборе вещевого фонда тёплых вещей для передовой (катаных и вязаных изделий); Государственных займах и др. мероприятиях в помощь фронту.

«В довоенное время лениться было некогда, а война заставила трудиться с самого малолетства… Будили в пять утра хоть летом, хоть зимой, чтобы успеть все сделать до школы по дому. Учебный год начинался в октябре. После четвертого класса вовсю работали, а уже в 15 лет пошли по лесам и сплавам, – все от колхоза», – повествуют тетрадные листочки. Матери разрывались между производством, забирающим, казалось, все силы и все световое время, и домашним хозяйством, где надо было и ухаживать за домашним скотом, и копать, и сажать, и убирать, и дрова заготовлять, и дома чинить, не считая трудоемкой работы в самом доме. И это притом, что каждый день приходилось видеть голодные детские лица. И это притом, что каждый день жег душу страх за тех, кто на фронте, кому было еще тяжелее. «А уж после седьмого-то работали поголовно как взрослые: пахали, боронили, сеяли, летом сенокосили, пасли скот, молотили, возили молоко на молокопункт, картошку на заготпункт, хлеб на сдачу государству, зимой – навоз на поля; сами кормили и содержали лошадей, так как колхозом они были за нами закреплены», «строили аэродромы», «на шпалозаводах на вагонетках отвозили от станков шпалы и крючками таскали их в штабеля», «запасали веники и листву, ягоды и грибы, носили почту», «пятнадцатилетним работал в лесу на повале, трелевке и вывозке, погрузке на платформы, токарем и слесарем в леспромхозе», «я любила читать, но лампу зажигали в исключительных случаях /керосину не было, жгли лучину в светце, пока ели/, и приходилось это делать при луне и при помощи медного тазика…» (из воспоминаний детей войны в фондах муниципального архива). Легко ли было бабушкам и мамам собирать на пахоту или уборку, на лесозаготовки или сплав совсем «зеленых» подростков, но жить приходилось по военному слову «надо».

Первичными стали и проблемы трудоустройства (подготовки кадров на смену уходящим в РККА), назначения пособий семьям мобилизованных и инвалидов, привлечения к сельскохозяйственным работам школьников, подготовки населения к противовоздушной и противохимической обороне. Аэродромными отделами ВВС АВО сооружались площадки для посадки самолётов под Плесецком и Конево. Выстраивалось обучение подростков в школах для малограмотных и призывников при крупных предприятиях и вечерних школах. «Исполнялось шестнадцать, числили за комиссариатом, наряду с работой обучали военному делу», «многих отправляли в школы фабрично-заводского обучения (ФЗО), на промышленное производство» (из воспоминаний работников тыла в фондах муниципального архива).

Секретным решением объединённого заседания бюро Плесецкого РК ВКП (б) и райисполкома от 21 июля 1941 года в районе были развёрнуты эвакуационные госпитали (ЭГ) на 550 коек на базе: а) Плесецкой больницы – ЭГ 2512 на 50, б) Пермиловской больницы – ЭГ 2514 на 30, в) санатория «Тимме» – ЭГ 2517 на 100, = всего на 180; остальные 370 коек размещены в других помещениях: а) штаба Управления «Онеглаг» НКВД в Плесецке – на 250, б) детского сада в Пермилово – на 120.

25 июля принято решение о расширении и улучшении условий работы райвоенкомата путем обмена площадями с земельным отделом.

Райисполкомами в 1941-м в спешном порядке пришлось создавать условия для эвакуированного из прифронтовой полосы населения, всеобщего обязательного обучения военному делу, организации фонда Лошадей Красной Армии (ЛКА), привлечении рабочей силы для выполнения особого задания в г. Архангельске, размещении Управления строительства 101 на ст. Обозерской в левом крыле здания лесотехникума (перебазированного и влившегося в ноябре в состав техникума Маймаксанского), о стройке № 8.

Тысячами, вслед за углублением линии фронта в глубь страны, завозили эвакуированных из Карело-Финской, Белорусской и Украинской республик, Ленинградской, Мурманской, Новгородской, Псковской, Великолукской и других российских областей. Поезда прибывали на ст. Плесецкую, откуда переадресовывались в места разгрузки. Первые эшелоны появились уже в августе 1941-го, приезжали также отдельные семьи и одиночки. Самые слабые и больные умирали еще в дороге: в списках эвакуированных отдельной строкой значится «умер … /с датой смерти/», иногда эти записи идут подряд одной датой. На ст. Плесецкой «для приезжающих работал Дом крестьянина (колхозника), в октябре открылась дополнительная столовая Леспродторга (столовой горпо стало недостаточно)». Эвакуировались и предприятия: «промартель в Савинском базировалась до освобождения Карелии в 1944-м, работал Петрозаводский деревообрабатывающий комбинат, была мастерская на реке Емце» (из воспоминаний эвакуированных в фондах муниципального архива). Впоследствии районной комиссией был установлен общий размер ущерба эвакуируемых 45723460 руб. (имущества, унесённого боевыми действиями и погибшего при эвакуации «без дорог, болотами и горами, по свежему льду, не имея даже запасной смены белья; а также доходов, потерянных из-за невозможности заниматься своей профессией»)… Утомлённые до предела, зачастую без каких-либо средств к существованию, прибывали согнанные с родных мест на плесецкую землю. А здесь и местным трудностей хватало. Где ж найти свободное жильё, места в детских учреждениях, продукты питания?.. 52% прибывших являлись нетрудоспособными, основная масса трудоспособных – женщины. Из письма директора завода № 1 в райисполком: «30 сентября прибыло 186 эвакуированных. Заведующий райфо сказал, что питать за счёт госбюджета можно только 3 суток. Никакого фонда средств завод для указанных граждан не имеет, а появились инфекционные заболевания, и медики наложили карантин, в том числе на трудоспособных». На конец 1941-го более 2 тысяч размещены в колхозах, в 2 раза больше – на предприятиях и в учреждениях. «В ваш город мы приехали из блокадного Ленинграда, сначала жили у тети, затем нам предоставили комнату на проспекте Красных Партизан (центральной улице), обустраивались как придется, а работали наравне со всеми: в артелях по ремонту военного обмундирования даже десятилетние (подшивали валенки, ремонтировали шубы и шинели)». Несовершеннолетние выполняли тяжелейшую мужскую работу: «тянули крестьянскую лямку, сушили для фронта картофель, являлись бойцами пожарно-сторожевых отрядов, стирали в прачечных белье для военных, ухаживали за детьми в больницах, госпиталях, детяслях, садах и детских домах для детей фронтовиков, для которых сами пилили и кололи дрова /на железнодорожных станциях дрова требовались и для паровозов/, даже девочки рубили сучья, терли некрашеные полы», «родители валили и сплавляли лес, на швейпромкомбинатах шили ватные фуфайки, брюки и белье, делали сани-лыжи для фронта», «зачастую, чтобы выжить, уходили из колхозов на предприятия (когда мы приехали в ноябре 1941-го, председатель сказал, что зимой в колхозе ничего не заработать, не лучше ли переехать на завод?..)», «и все-таки от голода умирали, ведь основной пищей была «известковая вода из большого котла с куском хлеба» (из воспоминаний эвакуированных в фондах муниципального архива).

Кроме того, в октябре–ноябре 1941 года прибыло «столько же, сколько эвакуированных, спецнаселения по линии НКВД, – эти эшелоны следовали прямым назначением на поселения (в трудпосёлки)».

Наиболее здоровых молодых непризывного возраста и девушек собирали на строительство оборонительных сооружений, где «под обстрелами, одетые в старье с лаптями, замерзающие, жившие даже в землянках и конюшнях на нарах в два ряда, питавшиеся крапивой и пайкой, копали окопы и противотанковые рвы, строили блиндажи и бомбоубежища, восстанавливали пути и дороги, а обратно возвращались пешком, не шли, а ползли, прося по деревням кусочки» (из воспоминаний участников оборонных работ в фондах муниципального архива). Оборонные проходили как на территории Карелии и Мурманской области, так и в Архангельской и Вологодской областях /прокладывался второй путь от Данилово до Архангельска/. «В случае уклонения от мобилизации или самовольного ухода с работы – уголовная ответственность», – прописывалось в повестках.

Полгода не заседали депутаты Плесецкого Райсовета: из избранных в 1939 году их осталось всего 18 (из 44). Но надо было выживать самим и снабжать армию: «растерянность и поспешность постепенно сменялись продуманностью и детализацией».

В 1942 году решено на весенних работах в колхозах из-за нехватки лошадей использовать быков и яловых коров. Были утверждены планы подготовки к весеннему севу подсек, гарей и вырубок. Оборудованы поближе к прирельсовым путям мельницы. Плесецкая контора Леспродторга уже в начале 1942-го сообщала: «В столовых готовят мясной суп, заправляют ржаной мукой из-за отсутствия круп. Также готовятся вторые блюда, ягоды и чай». Открывались собственные производства и даже пасеки.

С января в штаты райисполкомов введены должности инспекторов по трудовому устройству эвакуированного населения, утверждены мероприятия по обучению инвалидов, возвращавшихся с фронта. Плесецким райисполкомом приняты решения: 10 февраля — о восстановлении на базе соляных источников в д. Усолье Ярнемского с/с солеварения, 25 апреля и 25-26 мая — создании «на бывшем канифольном заводе» лесохимической промыслово-кооперативной артели «Лесохимик», 06 мая — передаче Северному лестранхозу (ЛТХ) под подсобное хозяйство совхоза Сороклага (в связи с прекращением деятельности в нашем районе управления Сороклага НКВД), 07 мая — строительстве вторых путей железной дороги от Коноши до Обозерской, 07 августа — открытии на ст. Большая Кяма Кировской железной дороги известковых разработок. В октябре обоими райисполкомами образованы районные комитеты по делам физкультуры и спорта, в декабре — разработаны мероприятия реорганизации ряда колхозов.

Утверждались титульные списки строительства и затрат райлесхимпромсоюзов, райпищепромов, райпромкомбинатов (РПК) и др. систем местной промышленности; решались вопросы по земельным участкам Промсовета КФССР, строительств 101, 203, 3-го БАО, филиала Военторга, воинских частей войск НКВД и 1341 и др.

В связи с массовой мобилизацией управленческих и производственных кадров их заменяли менее профессиональные специалисты, для повышения квалификации которых организовывались школы сельской и рабочей молодёжи, школы для малограмотных призывников.

Для ЭГ 2512 была отведена северная часть барака 6 Плесецкого ЛТХ.

В дальнейшем проводилась передислокация госпиталей: № 2512 в 1942 году – в пос. Шалакушу Няндомского района, № 2514 в 1943 году – на Центральный фронт. А 02 сентября 1942 года в Плесецк прибыл ЭГ 1771, который начал формироваться на Украине в г. Сумы уже на второй день войны в связи с массовыми ранениями военных и мирных жителей прифронтовой полосы. В связи с отступлением Красной Армии 08-17 сентября 1941 года ЭГ 1771 был передислоцирован в г. Архангельск в здание центральной гостиницы и вошел в состав фронтовой госпитальной базы Карельского фронта. На госпиталь было возложено лечение огнестрельных ранений нижних конечностей с повреждением костей и суставов; на его базе проводились курсы по военно-полевой хирургии. В Плесецке ЭГ 1771 был размещен сначала в 4 двухэтажных зданиях по ул. Партизанской, затем под госпиталь выделены еще 2 здания. В отчете госпиталя за 1941-1942 годы числилось личного состава: 37 врачей, 24 – среднего медперсонала. Общее количество развернутых коек составляло 800. Руководила госпиталем Пожиткова Зинаида Александровна. Работу ЭГ затрудняли бытовые условия: отсутствие центрального отопления, водопровода, канализации, перебои с транспортом. Госпиталю помогали «всем миром»: организации – техникой и рабочей силой (санитарными дружинниками), жители Плесецка – посудой и бельем, школьники выступали перед ранеными с концертами.

Для размещения все прибывающих в район жителей принимались строения бывшего «Онеглага». Развёртывалась дополнительная сеть учреждений образования (школы на карело-финском языке, детских садов, интернатов и т.п.), улучшались жилищно-бытовые условия, медицинское обслуживание, – этими мерами привлекались на лесозаготовки домохозяйки и эвакуированные (детские учреждения создавались и в колхозах). На систему райлесхимпромсоюза возлагалось изготовление для эвакуированных валянок. Государством выплачивались пенсии и пособия; оказывалась единовременная материальная помощь деньгами, одеждой и обувью (особенно детской); разыскивались родные, но этого было крайне мало. «В общежитиях грязь, вода отсутствует, дровами обеспечиваемся плохо, есть неисправные печи; в столовой на работающего в день выдаются два супа и одна каша, количество иждивенцев в расчёт не принимается», «за 9 месяцев кроме хлеба (600 г в день) дали крупы кило, сахару 500 г, 2 кило муки и кило ягод; молоко, мясо и рыбу служащим ни разу не выдавали; хлеб недоброкачественный, сырой», – все эти жалобы также рассматривали на своих заседаниях райисполкомы.

Расходы местных бюджетов постоянно ужимались за счёт укрупнения сельскохозяйственных артелей и коллективных хозяйств (колхозов), реорганизации школ и др. учреждений… Производилось массовое слияние колхозов, в том числе слияние и переселение сельхозартелей .

В связи с эвакуацией «детей из оккупированных мест Советского Союза и в целях борьбы с беспризорностью и безнадзорностью» открыты дополнительные детские дома: на ветке Кочмасс –Ветковский, в Приозерном – Шелоховский.

К ноябрю 1942 года в Плесецком районе значительно увеличилось количество детских яслей до 84 (1815 коек) и детских садов (1450 коек), – обслуживались этой сетью дети военнослужащих (78%), эвакуированных (26%), инвалидов ВОВ (2%) и остальных групп населения (1%). Возросло число медицинских работников: врачей до 17 (и 2 зубных врача), фельдшеров до 44 (и 1 санитарный фельдшер), медсестер до 60, акушерок до 16-ти. Дополнительно построены 17 бань (стало 58), 30 специальных дезокамер (стало 54 и 10 передвижных). Все эти меры были направлены на санитарное благополучие района. Но не хватало питьевой воды, дров, прививочных средств против оспы, брюшного тифа и дизентерии, продуктов питания (даже объемы ржаной муки и овощей были ограничены), – все это приводило к высокой смертности населения. В 1942 году почти вдвое уменьшилась рождаемость, а смертность увеличилась в 3 раза, в том числе смертность детей до 1 года до 47%.

В 1943 году райисполкомы продолжали руководить культурно-политическим и хозяйственным состоянием районов, содействуя укреплению обороноспособности страны и обеспечивая охрану правопорядка и соблюдение законов.

В январе в связи с «приемом всех домов, построек, бань и обоза» созданы коммунально-жилищные управления (Райкомхозы); организованы пожарные команды и оборудованы пожарные депо, установлены нормы снабжения хлебом по талонам населения, не связанного с сельским хозяйством: школьных, медицинских, ветработников, агрономов, председателей с/с — по 600 г, остальных служащих и эваконаселения — по 400 г, рабочих солеварения, лесорубов местной топливной промышленности — по 800 г. 31 января принято решение об отнесении Емцы Савинского с/с к категории рабочих поселков и организации самостоятельного Емцовского поселкового Совета (п/с) с подчинением Островского, Нухтоозерского и Емцовского лесопунктов, разъездов Нухтоозерского и имени Тимме, поселков Емца, Река Емца, Санатория Тимме и Тегра.

Также приняты решения: в феврале — организации контрольно-учетных бюро (в связи с вводом карточной системы); усилении борьбы с хищениями на предприятиях торговли, в числе которых значатся также магазин Промсовета КФССР, склад Олонецкого промкомбината, Самоснабжение, — решено «при выявлении злоупотреблений с виновных, помимо привлечения к уголовной ответственности, взыскивать в судебном порядке стоимость недостающих товаров: продовольственных — по рыночным, а промышленных — по коммерческим ценам в пятикратном размере, налагая арест на их имущество в обеспечение взысканий»; в марте — организации отделений добровольного пожарного общества; переводе конторы Приозерного химлесхоза в Плесецк, т.к. его программа на 80 % распределялась уже на лесхимучастки Плесецкого района; а также о мобилизации сил и средств на усиление помощи фронту и населению районов, освобожденных от немецкой оккупации (отправку скота, зерна, картофеля, овощей, подарков /теплых вещей, предметов личного обихода и гигиены, табачных изделий, канцелярских принадлежностей и т.п.); утверждении титульных списков капстроительства на 1944 год: общежитий, бань, водосети, водоемов, грунтового устройства Партизанской и Октябрьской улиц Плесецка. Из Няндомского управления выделено управление Плесецкой дистанции пути.

Предприятиями местной промышленности (РПК, райтопами, райпищекомбинатами), промысловыми и лесохимическими артелями, артелями инвалидов и райпотребсоюзами (РПС) производилось все возможное на местных сырьевых ресурсах: изготавливались мебель, пароконные повозки, телеги, сани, дуги, колеса, сбруи, подковы, ящики, бочкотара, бочко-клепки, обручный кол, ивовые пружья, корзины, войлок, хозяйственная веревка, открытая и гончарная посуда, мелкий сельскохозяйственный инвентарь (лопаты, грабли и др.), лыжи, обувь кожаная, валенки, лапти, овчины, сырея-шерсть, пряжа, чулки, носки, кирпич, известь, краски, сыромать и юфть (кожи), мыло, смола, скипидар, деготь, уголь, спички, макароны и кондитерские изделия, безалкогольные и хвойные напитки, легтехсырье и витамины, соль, гребенки и расчески, детские игрушки; шла заготовка и вывозка древесины, дров, металлолома, размол зерна, ловля рыбы, ремонт обуви и др. виды работ, для проведения которых организациями специально готовились (обучались) мастера.

26 июля 1943 года на ст. Обозерской восстановлен лесотехникум, продолживший готовить специалистов для лесной промышленности.

Объект Шелекса НКВД передан строительству 1500 для запасного военного аэродрома и лесозаготовок. Продолжали организовываться пожарные команды. Требовалась постоянная готовность к возможному отражению нападения со стороны агрессора: высадка диверсионных групп гитлеровских парашютистов у ст. Шелекса–Тимме, бомбардировка дер. Спицыно на Кенозере, гибель в 1944-м экипажа военно-транспортного самолета в районе ст. Обозерской и др. военные инциденты подтвердили это.

1944 год был годом дальнейшего выполнения государственных поставок, отчислений в районные фонды регулирования, помощи районам, освобожденным от немецкой оккупации. Устанавливались ставки военного налога на колхозников и единоличников, реализации государственного военного займа; рассматривалась работа предприятий, организаций и учреждений (в т. ч. Мехреньгского и Обозерского леспромхозов (ЛПХ), Наволоцкого лесокомбината, сплавдистанции, шпалопропиточного и шпалорезных заводов, Райтрансторгпита, строительства 1500, стройплощадки 0 и УЗСР 240, машино-тракторных станций, районной конторы «Заготлен», контор связи и почтовых агентств, сберкасс, редакций газет и радиоузлов; вновь организованных Пабережского ЛПХ, лесозаготовительного участка у Шелексы (будущего Лесзага № 2) и др.), развитие подсобных хозяйств; организация надомного труда; предоставление льгот многодетным и одиноким матерям, эваконаселению, семьям погибших на фронтах и инвалидов Отечественной войны, военнослужащих и остронуждающихся; выделение земельных участков, ссуд, приобретение скота, семян, помощь в обработке земли, обеспечение квартирами, топливом, продовольствием, обувью и одеждой семей фронтовиков и др.

Указом ПВС РСФСР от 27 июня 1944 года Пуксоозеро стал рабочим поселком с образованием Пуксоозерского п/с, в состав которого включены от Плесецкого поселкового поселки Белое Озеро, Падунский, Пуксоозеро и расположенные по железнодорожной ветке вглубь тайги лагерные пункты.

Был объявлен очередной призыв молодежи в школы ФЗО в г. Молотовске и на ст. Пермилово. Учиться требовала жизнь, несмотря на тяжелейшие условия вдали от дома. В акте проверки работы Пермиловской школы ФЗО № 9, готовившей для производства трактористов, станочников, рамщиков, слесарей, плотников, столяров (194 учащихся на 01.01.1945) значилось: «В школе не созданы производственные и бытовые условия. Крайне недостаточно инструментов, учебников, наглядных пособий, письменных принадлежностей (тетрадей, карандашей, чернил и перьев). Не хватает преподавателей, воспитателей и комендантов. Учащиеся размещены в двухэтажном доме от 10 до 14 человек в комнате, большая часть внутренних оконных рам заделана фанерой, электрическое освещение заводом не обеспечено (используются примитивные ночники, в которых вместо керосина горючее), столы и табуретки некрашеные, матрасы набиты мягкой стружкой, валенки имеют только 12 чел., небольшая часть – фуфайки и ватированные брюки, в столовой котлы требуют лужения, столы без клеенок, весов нет (в качестве гирь применяются куски хлеба и кирпичей); 3 раза в день – горячее питание (крупа приготовляется из местного зерна, норма хлеба – по 200 г к разу), но фонды централизованного снабжения конторой ОРСа постоянно урезаются: яйца и картофель поступили мороженные, на 1 квартал ученики остались без овощей, чая и сахара: 25 учащихся истощены, в том числе 12 – допризывники 1928 года рождения».

Для поддержания боевой готовности, за заслуги в защите Отечества Указами ПВС СССР были учреждены Ордена: Суворова, Александра Невского и Отечественной войны (1942 год), Кутузова (1942-1943 годы), высший военный Орден «Победа», Орден Славы, Богдана Хмельницкого (1943 год), Ушакова, Нахимова, «Мать-героиня» и «Материнская слава» (1944 год), а также медали Ушакова, Нахимова, «Партизану Отечественной войны», «Медаль материнства», медали за освобождение отдельных городов и территорий и др. Лучшие труженики тыла отмечались медалями «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов», – это сотни тружеников промышленности и транспорта, колхозников и специалистов сельского хозяйства, работников бюджетных и общественных организаций, обеспечивших своим самоотверженным трудом Победу. Высокого звания Героев Советского Союза удостоены Птицын Андрей Николаевич и Маминов Александр Иванович. Полным кавалером Ордена Славы стал Киприянов Иван Петрович. Ордена Ленина получили Абрамов Василий Леонтьевич и Болознев Василий Васильевич – всего орденами и медалями награждены были более 7 тысяч жителей района.

Моральный дух в тылу поднимали также стахановское движение и соцсоревнование. Несколько раз держал переходящее Красное Знамя Государственного комитета обороны СССР Плесецкий ЛТХ, под стать ему работали Северный ЛТХ, Приозерный ЛПХ и целлюлозный завод № 1. И всё это за счет непосильного труда женщин, детей, стариков, инвалидов (пополнивших ряды тыловиков), на почти не обновляемом заводском оборудовании, в не обеспеченных механизированным трудом уставных и неуставных сельхозартелях, огромных по теперешним меркам домашних хозяйствах …

Как только освобождались родные места, эвакуированные обращались с просьбой о возвращении на родину. Райисполкомы в сентябре 1944 года решили «возвратить граждан организованно в порядке реэвакуации в КФССР к прежнему месту жительства: предоставить транспорт до железнодорожных станций для перевозки детей и имущества, провести согласно уставам сельхозартелей полные расчеты за проведенные ими работы, обеспечить соответствующую санобработку отъезжающих людей и их имущества через бани, обеспечить медобслуживанием (в т. ч. медперсоналом эшелоны), хлебом и другими продуктами в виде сухого пайка в расчете на 12 дней, помещениями для проживания до посадки в вагоны». А в октябре были приняты решения о возврате в КФССР эвакуированного скота. Но в письмах карел, ленинградцев, мурманчан – добрые слова нашим землякам, принявшим и разделившим огромные тяготы военной поры: «Мы были вместе в лихую годину». В соответствии с решением облисполкома о ликвидации Архангельского эвакопункта должности инспекторов по хозяйственному устройству эваконаселения и заведующих по мобилизации рабочей силы были сразу сокращены.

В 1945 году районы жили ожиданием скорой Победы. Райисполкомы прилагали все усилия для скорейшего завершения войны: продолжали проводить работу по выполнению пятилетнего и годового планов восстановления народного хозяйства, мобилизации рабочих и лошадей; готовить планы и сметно-финансовые расчеты строительства и капремонта обобществленного жилфонда, др. зданий и сооружений; собирать налоги, средства военного займа и денежно-вещевой лотереи, страховые платежи; решать насущные проблемы здравоохранения, образования, социально-культурной сферы; встречали и обслуживали демобилизованных из рядов РККА (готовили транспорт от железнодорожных станций до места размещения, трудоустраивали, обеспечивали топливом, ненормированными товарами и средствами для обзаведения хозяйством, списывали недоимки).

При райисполкомах образованы отделы по культурно-просветительной работе, в которые из РОНО переданы все политико-просветительные учреждения: Дома культуры, клубы, избы-читальни, библиотеки, красные уголки, кинопередвижки. 12 мая принято решение об отводе земельного участка Военстрою 242 для разработки известкового камня и строительства Обозерского известкового завода. А в конце августа рассмотрен вопрос о реэвакуации в Ленинградскую, Новгородскую, Псковскую и Великолукскую области в том же порядке, что и в 1944-м в КФССР. 18 декабря в Плесецке и Обозерской открыты новые заведения РПС — «коммерческие чайные».

После войны ЭГ 1771 оставался в Плесецке до 1954 года, но стал областным ортопедическим (с 1950-го – Архангельским областным хирургическим госпиталем инвалидов Великой Отечественной войны с наличием при нем областной поликлиники. Одно из зданий госпиталя по ул. Первомайской (ныне ул. Ленина) уже в 1945 году передано для народных судов 1 и 2 участков, районной прокуратуры и т.п. учреждений.

С 12 ноября 1945 года началась работа по образованию избирательных участков и участковых комиссий по выборам в Верховный Совет СССР, назначенным на 10 февраля 1946-го. Из 25972 зарегистрированных в Плесецком районе избирателей в голосовании не участвовали только 3 чел. В докладе на ХХYI сессии Райсовета 27 декабря были процитирована слова И.В. Сталина: «Война была не только проклятием. Она была великой школой испытания и проверки всех сил народа. Красная армия геройски выдержала все невзгоды и вышла из войны победительницей». Иначе и быть не могло: страна напрягала все силы – половина призванных земляков полегла на полях сражений, больше 2 тысяч вернулись инвалидами. Прозвучала на ХХYI сессии Райсовета и предвыборная речь Маленкова Г.М., возглавлявшего Комитет по восстановлению народного хозяйства: «Пришло время взяться за те дела, которые были прерваны войной: восстановить довоенный уровень промышленности и сельского хозяйства, отменить карточную систему, поднять жизненный уровень …».

От Плесецкого, как ведущего лесного района, требовалось в первую очередь огромное количество древесины: объем вывозки на 1946год устанавливался в 800 тысяч кубометров. ХХYI сессией были отмечены положительные результаты: «Емцовский ЛТХ получил переходящее Красное знамя ВЦСПС НКПС, Емцовский и Плесецкий лесопункты – Красное знамя обкома ВКП(б) и ОИК, Савинский сельсовет – знамя РК ВКП(б) и РИК. Успешно работали оба лесозавода, райпищекомбинат, артели «Лесохимик» и «Победа», железнодорожные ст. Емца, Плесецкая и др. Сотни передовиков лесной промышленности с честью выполнили взятые обязательства: тракторист Ветковского лесопункта Кичаков М.Н., лесорубы Емцовского ЛТХ Антонова А.М. и Роткина А.С., навальщик Северного ЛТХ Поддубный А.А., возчик Плесецкого ЛТХ Потехина Анна, а также Кулишова, Мартынова, Потылицина и Таскаева /так в документах/. Значительных успехов в соцсоревновании добились колхозы «Большевик», «Вторая пятилетка», «Ижошка», «Красный фронт», «Первое Мая», «Красный партизан» и колхозы Сосновского сельсовета. Но требовалась масса усилий для восстановления довоенных посевных площадей (всего уборочных площадей только в Плесецком было 6350 га), увеличения поголовья скота и его продуктивности: для зимнего стойлового содержания необходимо было построить не менее 7 конюшен, 29 коровников и телятников, 5 свинарников, 8 овчарников, 10 птичников, 7 силосных сооружений, 4 зерноскладов, по 5: овощехранилищ, овинов и зерносушилок; и примерно столько же капитально отремонтировать. Финорганам поставлены задачи сбора и поступления всех видов платежей в бюджет района, финансирования в первую очередь социально-культурных учреждений». Районный радиоузел получил новую аппаратуру и был расширен в здании пожарного депо.

Интересно, что все обращения в архивный отдел о работе в годы ВОВ составлены во множественном числе: «Мы работали, мы стремились», – таким высоким было чувство коллективизма, ведь вместе дружнее, теплее и сытнее. Воспоминания приезжих, ранее не знакомых со многими сторонами сурового крестьянского быта, ярче и выразительнее: «Не было счастливой юности – жили впроголодь, работали в три упряжки, как лошади». Земляки, конечно, скупее на слова. Военное поколение и сейчас заботит судьба всей страны, ветеранам так хочется, чтобы не пустовала земля, не пропадала без пользы любая устаревшая вещь…

Помощь армии, Оказание всесторонней поддержки эваконаселению, Базирование эвакогоспиталей, Единение и коллективизм, Достижения на производстве, Активность и стойкость на протяжении военных лет, – вовсе не с помощью чуда, а лишь только «кровью и потом», – выковались в долгожданное слово ПОБЕДА!!!

Содержание официальных архивных документов и обращений в архивный отдел разное, но звучит в них одна общая тема «Победа была всенародной».

Консультант архивного отдела

администрации МО «Плесецкий район»

О.А. Балакина

17 апреля 2020 года

 

 

 

Дата создания: 23-01-2020
Дата последнего изменения: 04-06-2020
Как нас найти

Администрация муниципального образования

«Плесецкий район»

Контакты: 

Адрес: 164262 Архангельская область п. Плесецк, ул. Ленина, 33
Электронный адрес:  moples@bk.ru

Тел/Факс: 8(81832) 7-70-10


Сообщение об ошибке
Закрыть
Отправьте нам сообщение. Мы исправим ошибку в кратчайшие сроки.
Расположение ошибки:
Текст ошибки:
Комментарий или отзыв о сайте: